Бытовые вещи как предметы искусства
Веера вышли из моды в начале XX века, но в свое время они считались непременным дамским аксессуаром на любых светских раутах. Фото: из архива Татьяны Макеевой

Веера вышли из моды в начале XX века, но в свое время они считались непременным дамским аксессуаром на любых светских раутах. Фото: из архива Татьяны Макеевой

Чем пользовались женщины сто лет назад ради удобства и красоты

В самарском Доме-музее им. Ленина открылась выставка, посвященная жизни российской женщины конца XIX–начала XX века. Свою коллекцию дамских туалетов, предметов быта и аксессуаров столетней давности из Москвы привезли Сергей и Татьяна Макеевы. Посетителей ждет масса открытий: назначение многих экспонатов, вполне обыденных и привычных для жителей царской России, нашим современникам удается понять лишь после разъяснения авторов экспозиции.

Шапокляк и наусники

Сергей Львович и Татьяна Андреевна занялись коллекционированием, а впоследствии и организацией выставок, много лет назад. Он журналист, писатель, драматург, когда-то создал ныне известный музей барона Мюнхгаузена. Она, по специальности врач-педиатр, по крупицам собирала предметы старинного быта — преимущественно, дамские. Все началось с тех раритетов, которые достались ей от прабабушки Марии Александровны, которая в 1905 году получила диплом доктора медицины Женевского университета. Жительница Санкт-Петербурга, одна из первых женщин-врачей России, она прожила долгую и нелегкую, но очень интересную жизнь. К ней привозили раненых после взрыва в приемной у Столыпина, в годы Первой мировой она работала в земском госпитале, а в Великую отечественную жила в Крыму, оккупированном немцами. У правнучки, среди прочего, сохранился ее дневник.

Сама выставка, привезенная Макеевыми, — лишь небольшая часть их коллекции под условным названием «Мир женщины сто лет назад». По словам авторов, их героиня — дама из общества, а ей могла быть как гувернантка, служившая в приличном доме, так и ее хозяйка-аристократка. В собрании есть вещи, которые присутствовали в обиходе у широких кругов, но имеются и такие, что могли принадлежать лишь женщинам из высшего общества. Коллекция делится на три категории. Первая — «Дамские штучки» или «Дамское счастье» — как раз и представлена на самарской выставке. Она включает в себя предметы моды, безделушки, атрибуты всевозможных женских занятий и увлечений, а также некоторые символы быта, касающиеся дома и семьи. Вторая — «Дети». Здесь — экспонаты, несущие в себе информацию о воспитании, образовании, хобби жителей крупных городов. Присутствуют в этом разделе игры и игрушки, какими они были в культурных семьях: куклы и солдатики, модные в те времена волшебный фонарь и стереоскоп, настольные игры и даже технические приборы вроде электролото или набора для выжигания, которым умело пользовались, в том числе, и сами женщины. Третья категория коллекции — «Веера»: этот предмет, вышедший из моды и употребления в начале XX века, в свое время был непременным дамским аксессуаром на любых светских раутах и стал одним из символов эпохи.

– Сергей Львович, возле каких экспонатов публика останавливается чаще всего?

– Посетителей интересует разное. Кто-то восхищается красотой бытовых вещей, тогда они были хоть и серийного производства, но в гораздо большей степени предметами искусства, отражающими моду времени. Например, даже рукоятка ножичка или пилочки для ногтей выполнены в модном тогда стиле арт-нуво. Других людей привлекают необычность вещей, их отсутствие в современном обиходе: кринолин, турнюр. Когда посетители их видят, неизменно поражаются – как же это носили, как в этом можно было ходить? Женщины, конечно, удивляются сложностям фасона платьев. Замысловатая отделка, большое количество кружев, даже те, кто умеет шить, не могут понять, как же это делалось? Да мы и сами зачастую удивляемся, как это гладили, как стирали? Оказывается, была масса приспособлений. Вот, например, яйцевидная металлическая штука на пруте с деревянной ручкой. Никто не может сказать, что это такое. А это утюг для проглаживания шляпки! Таким нагретым яйцом гладили изнутри головные уборы. У нас, кстати, есть целая категория так называемых «загадочных предметов», рядом с которыми вместо названия — надпись, «отгадайте, что это такое»? Правильный ответ — в конце экспозиции. Например, «прищепка-паж» для подбирания шлейфа платья. Или грузики для подола, чтобы он не задирался. Пружинка для стоячих, как требовала тогдашняя мода, воротничков. Или наусники, в которых спали, чтобы усы к утру не обвисли. А вот цилиндр, который складывался и распрямлялся с характерным звуком, за который его прозвали шапокляк. Правда, теперь, спустя более чем столетие, он уже не такой резвый. Или еще, смотрите: два крюка с костяными рукоятками. Это приспособление для натягивания сапог с узким голенищем, какие носили, например, офицеры. Спиртовки, на которых нагревали щипцы для завивки волос. Такого же типа сургучница, она стояла на письменном столе, и с ее помощью плавили сургуч, которым заклеивали письма. Причем сургуч был разных цветов, в зависимости от характера послания. Кроме того, есть предметы, которые хранят чьи-то личные тайны. В частности, открытка, содержащая буквально несколько слов. Нам удалось узнать, кто и кому их адресовал, и эта история тоже присутствует в экспозиции.

«Не давайте нашим агентам деньги!»

К слову, письмам на выставке посвящена целая витрина, она так и называется «Я к вам пишу». В отсутствие какой-либо связи они были единственным средством коммуникации, даже в пределах одного города. А потому их писали все и по любым поводам. Существовали даже «письмовники» — своего рода сборники шаблонных текстов на все случаи жизни, которые приличествовали тому или иному обстоятельству. Авторы писем, недолго думая, просто копировали их своим адресатам, причем в этом откровенном плагиате наши предки не видели ничего зазорного. Впрочем, письмовника на самарской выставке, увы, нет.

Фото: из архива Татьяны Макеевой

Посетители выставки восхищаются красотой бытовых вещей, тогда они были хоть и серийного производства, но в гораздо большей степени предметами искусства, отражающими моду времени. Фото: из архива Татьяны Макеевой

– Коллекции уже довольно обширные, не все удается возить с собой в другие города, — объясняет Сергей Львович. — В частности, не привезли швейную машинку, они как раз в начале XX века стали доступны некоторым российским женщинам, в Подольске открылся филиал фабрики «Зингер». Но стоили по тем временам очень дорого — 25 рублей, их покупали в кредит. Существовали кредитные книжки, у нас, кстати, есть такая. В нее наклеивали гербовые марки, их цена была эквивалентна сумме очередного взноса. В книжке особо обозначено: ни в коем случае не давайте нашим агентам на руки деньги, вклеивайте марки. Как видите, воровство и злоупотребления существовали и в то время. Еще один интересный предмет, который есть в коллекции, но отсутствует на выставке — медная жаровня в форме кувшина под крышкой с дырками. Туда, внутрь, засыпали горячие угли, и эту посудину дамы ставили себе под юбку. Она должна была их согревать в карете или в холодном помещении… А вот шатлен. Вы знаете, что это? Между прочим, весьма модный аксессуар того времени, его носили женщины-эмансипе. Он представлял собой подвеску, которая крепилась к поясу. На ней висели всякие мелочи: пудреницы, монеточницы, маленькие кошельки, всего около четырех-пяти предметов. Так вот на нашем шатлене есть свисток для отпугивания собак и вызова полиции.

Известный самарский библиограф и краевед Александр Завальный на выставке Макеевых еще не был. Но предполагает, что местные жительницы конца XIX–начала XX века вполне могли пользоваться всем, что представлено в этой экспозиции. Несмотря на то, что аристократического лоска Самара, увы, не имела.

– Самара была купеческой, с большим количеством грузчиков, лабазников, сезонных рабочих — рассказывает Александр Никифорович. — Но конец XX–начало XX века — это ее дореволюционный расцвет, когда в самом купечестве появились и художники, и серьезные меценаты, и люди, интересующиеся искусством. Присутствовала в среде горожан и значительная немецкая прослойка, в частности, основатель Жигулёвского пивоваренного завода фон Вакано, основатель макаронной фабрики Кеницер. И все же именно русское купеческое сословие задавало тон, поэтому наиболее видными представительницами женской части самарского общества были жены и дочери купцов. Но представлять их героинями комедийных пьес Островского было бы неправильно. Один из самых замечательных особняков Самары, построенный в стиле модерн архитектором Зеленко, принадлежал купцам Курлиным. И, возможно, его безукоризненный интерьер и внешний облик — заслуга именно хозяйки дома, Александры Павловны. Этот штрих говорит о том, что в Самаре уже в то время были люди, воспринимавшие жизнь и культуру по-европейски. Кстати, рядом с их домом — скромное жилище семьи Толстых, родителей писателя Алексея Толстого. Там теперь музей. Вообще, столетие назад женщины начинали играть более заметную роль в социальной жизни. В частности, несколькими учебными заведениями руководили дамы. Супруги самарских губернаторов принимали активное участие в благотворительных акциях, состояли председателями попечительских комитетов. Одной из наиболее активных общественных деятельниц Самары была жена городского главы Петра Алабина. Дореволюционные источники говорят, что она принадлежала к инициаторам создания знаменитого самарского знамени, которое в 1877 году от имени всей России вручили болгарским ополченцам во время русско-турецкой войны. И это знамя стало национальной святыней Болгарии.

По словам Александра Завального, Самара в то время вовсе не была таким дремучим городом, каким ее представлял Максим Горький, работавший в 1895-96 годах в местной газете под псевдонимом Иегудиил Хламида. В его очерках и фельетонах самарский быт изображался унылым и беспросветным, но писатель сам признавал, что был тогда зол на город, губернатора, архиерея, весь мир и самого себя. На самом деле Самара набирала промышленную силу и в дальнейшем стала одним из самых крупных центров экономической, культурной и политической жизни Поволжья. Город производил благоприятное впечатление на путешественников, здесь был уложен асфальт, ходил трамвай, в некоторых отелях успели установить лифты. Сами горожане тоже активно путешествовали — об этом свидетельствует популярность туристических справочников и путеводителей. В местных изданиях регулярно публиковалась реклама европейских модных домов. А в 1880 году в Самарской губернии был построен самый большой на континенте мост через Волгу. 

Символ купеческой Самары Далее в рубрике Символ купеческой СамарыВ доме Маштакова откроется первый музей частных коллекций Читайте в рубрике «Титульная страница» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»